Прогулка или попытка переворота?

Вчера в нескольких городах России были организованы массовые беспорядки, которые вполне могли бы привести к массовому кровопролитию.

Организаторы беспорядков, подвергшие опасности жизнь тысяч людей, называют это акцией протеста против коррупции и лицемерненько так -- «прогулкой».


Фото: Meduza

А чем же на самом деле является эта «прогулка»?

Collapse )

Деньги которые украл запад у России

В последнее время появилась нездоровая мода требовать у России долги по всяким мыслимым и немыслимым поводам. Что это? Желание урвать хоть какой-нибудь кусок или просто правило «хорошего тона», прививаемое недругами нашей страны? А если мы начнем считать, что тогда? Это чуть ли не всему миру влетит в копеечку.

Долг платежом?

Берем свежий пример. Молдавская комиссия по изучению коммунистического режима с важным видом заявила, что пребывание в составе СССР нанесло республике ущерб, оцененный в $28 миллиардов. Примерно такие подсчеты велись в свое время в Литве и Латвии. Правда, «важные» комиссии прекратили работу в связи с нехваткой средств на их содержание...

Конечно, требовать долги у такой страны, как Россия, это даже престижно. Но воспринимать всерьез подобные заявления уж точно не следует, а комментировать выводы этих ущербных в полном смысле комиссий можно только крутя пальцем у виска. Давайте лучше заглянем в корень вопроса. Тогда выводы станут совсем иными.

Collapse )

Сферическая работа в вакууме

Меня задолбала «офисная работа». Специально пишу в кавычках, потому что задолбало именно это абсолютно бессмысленное словосочетание, а точнее контекст, в котором его чаще всего употребляют.

«Я хочу найти офисную работу». Дорогие мои, не бывает никакой «офисной работы». Есть различные профессии, и некоторые из них в большинстве случаев подразумевают работу в офисе. Например, логист, архитектор, юрист, системный администратор, финансовый аналитик, редактор. Для каждой из них нужны абсолютно разные умственные и творческие способности, разное образование, опыт, навыки и личностные качества. Так вы кто у нас будете?

«За офисную работу мало платят». Даже не знаю, что вам сказать. Мало платят, например, вот той 19-летней практикантке в юридическом департаменте. У неё это первый в жизни опыт работы, и приходит она на 3−4 часа 4 раза в неделю, так как ещё учится. Но девочка смышлёная и амбициозная, так что у неё всё впереди.

Collapse )
Фото

Агенты Кремля, Нигерия, сырный суп и замерзающая Европа



1. Европейцы гордо вешают себе на грудь значок «Агент Кремля». Мне это напоминает закат СССР — тогда тоже вошла в моду любовь ко всему иностранному и презрение ко всему советскому.

С одной стороны, конечно, европейцев можно понять — то, что делают евробюрократы, иначе как оккупацией назвать сложно. Но, с другой стороны, и слом Евросоюза также вряд ли закончится чем-либо хорошим:

Collapse )
Фото

Особенности чешского судопроизводства



Павел Шипилин регулярно рассказывает в своём блоге о работе отечественных судов и о тех улучшениях, которые замечают как российские эксперты, так и, например, Европейский суд по правам человека. В комментариях к его статьям части приходится видеть нескрываемый скепсис оппозиционеров: наши суды ужасны, утверждают они, то ли дело на благословенном Западе, вот с кого Россия должна брать пример…

Collapse )

Третий рейх на наркотиках. Как водка победила метамфетамин

В конце прошлого года в России вышла книга немецкого писателя Нормана Олера «Третий рейх на наркотиках». Писатель потратил пять лет на поиски архивных материалов о наркозависимости в «Третьем рейхе» и выяснил, что наркотики употребляли чуть ли не все — от простых солдат вермахта до самого Гитлера.

Книга началась с того, что одному другу Олера попала в руки старая упаковка препарата «первитин», выпущенная во время Второй мировой войны. Под этим названием, начиная с 1920-х годов, в немецких аптеках продавался метамфетамин. Олера это очень заинтересовало. Он провел поиски в Федеральном военном архиве, а затем в архиве города Кобленц нашел дневниковые записи Теодора Морелля, личного врача Гитлера. Нашлись материалы по истории, рассказывающие об истории фирмы Temmler, выпускавшей «первитин». Наконец, Олер съездил в Заксенхаузен и Дахау: в этих концлагерях ставили эксперименты с наркотиками.

Как выяснил автор книги, с 1940 года в Третьем рейхе существовала даже государственная программа снабжения армии «метом». Дело в том, что в то время «первитин» считался легальным стимулятором, а не наркотиком. В 1930-е годы он выпускался в Берлине в промышленных объемах, и свободно продавался в аптеках.

Уже в начале Второй мировой войны, во время германского наступления в Польше, эти таблетки были у каждого санитара. Они выдавались солдатам по их желанию, поскольку все в немецкой армии знали, что «первитин» подавляет страх, вызывает чувство бодрости, уверенности в себе, и к тому же снижают болевой порог.

Перед нападением Германии на Францию вермахт заказал 35 миллионов доз «первитина». Командование германской армии даже выпустило приказ, в котором детально указывалось, сколько таблеток можно выдавать солдатам: сначала одну, через 12 часов — вторую. А солдаты одной из армий, участвовавших в нападении на Советский Союз, за один лишь месяц употребили огромное количество метамфетамина — 100 миллионов доз.

В начале Второй мировой войны метамфетамин не использовала ни одна армия, кроме немецкой. Но позже, когда над Англией начали сбивать немецкие самолеты и в кабинах летчиков нашли упаковки «первитина», Королевские британские ВВС запустили собственную программу снабжения своих пилотов стимуляторами.

Правда, действие «первитина» было недолгим, всего несколько часов. И, например, под Сталинградом уже никакой метамфетамин не помогал. «Я говорил с бывшим санитаром вермахта, ему сейчас 96 лет, — рассказывает Олер. — Он раздавал первитин солдатам под Сталинградом, и это не работало. Потому что краткосрочная стимуляция потеряла смысл. Первитин был хорош для блицкрига, а в условиях затяжной войны фронтовые сто грамм оказались гораздо эффективнее. Можно сказать, что, в конце концов, водка победила первитин».

Среди руководства Третего рейха наркотики тоже были в большмо почёте. Гитлер тоже употреблял стимулирующие препараты, причем больше всех. Его личный врач вводил ему внутривенно более 90 разных веществ.

«Гитлер познакомился с Теодором Мореллем в 1936 году, — рассказывает Олер. — Морелль уже тогда слыл экспертом по внутривенным инъекциям. У него была частная практика в центре Берлина и к нему ходили знаменитости. Тогда инъекции витаминов были в моде. За ужином Гитлер пожаловался на боли в животе, и Морелль сказал, что может помочь. Через какое-то время Гитлер сделал его своим личным врачом. И чем ближе была развязка Второй мировой, тем больше стимулирующих препаратов принимал Гитлер. Среди них были опиаты, кокаин... Он практически стал наркоманом».

В конце войны Гитлер прятался от мира в бункере не только из бетона, но и из фармакологии: он полностью потерял связь с реальностью. Но в апреле 1945 года у Морелля закончились все запасы, и у Гитлера началась настоящая ломка. Врач послал своих помощников на мотоциклах искать оставшиеся запасы в аптеках в разбомбленном Берлине. В конце концов, Гитлер наорал на врача и выгнал его. Морелль успел на один из последних самолетов улететь в апреле 1945 года из осажденного Берлина в Мюнхен.

После войны американцы арестовали его, и он какое-то время провел в заключении. Морелль тяжело болел, почти потерял речь. Летом 1948 года он умер в больнице.

Источник